19:00 

Орден_Феникса
Название: Страшней врага
Автор: Команда ОФ
Бета: Команда ОФ
Тип: джен
Рейтинг: PG
Персонажи: Данг Флетчер и другие
Жанр: общий
Размер: мини (около 30 тысяч знаков с пробелами)
Дисклеймер: Канон принадлежит Джоан Роулинг
Саммари: О повседневности, скуке и лишних гвоздях в гроб.
Фик написан на тему: «Плохой парень переходит на сторону Ордена и все равно остается плохим парнем».
Примечание 1: Фик написан на командный конкурс "Битва за Англию@.
Примечание 2: За этот фик нужно голосовать по критерию «Раскрытие военной темы – личное» (и еще, разумеется, за общее впечатление).

1.

Вините во всём Сириуса Блэка. Точно вам говорю. Только его. Конечно, слухи не брешут. Это Альбус Дамблдор в 1994-ом вытащил меня из порядочной передряги, и я ему был благодарен, конечно, но это вроде как не причина геройствовать. А Альбус Дамблдор не такой человек, чтобы шантажом меня в Орден заманивать, туда только по своей воле идут. И только желающие погеройствовать.

Я геройствовать не желал и отказался – и тогда, и раньше. Я ещё во время Первой войны с Тем-Кого-Нельзя-Называть в герои не рвался. Чем я занимался тогда, во время Первой войны? Да чем обычно. Добывал товарчик потихоньку, сбывал желающим. Желающие всегда были, слава Мерлину, а вот товарчик – не всегда. Потому-то всё и случилось.

Тогда я ещё со стариной Аберфортом не погрызся и в «Кабаньей голове» часто сиживал. Там всегда безопасно было, люд нужный ходил. Да и с Аберфортом было о чём поболтать. С ним, конечно, никогда не знаешь, когда он разозлится или как ещё недовольство проявит, но я ж не девица, чтоб от криков вздрагивать. Потерплю.

Это ранней осенью восемьдесят первого случилось, я хорошо помню, что тогда ранняя осень стояла. Сентябрь, всё золотистое такое, летнее тепло держится, радостное всё – то есть природа, конечно. Люди-то, как раз наоборот, всё больше бледные и перепуганные ходили, а в «Кабаньей голове» против обыкновенного ветер гулял. Я с парой знакомых ребят там встретиться хотел, но они не пришли почему-то. Один Аберфорт за стойкой торчал, стаканы грязной тряпкой тёр, хотя я точно знаю, что с бабской магией он здорово управляется и все эти стаканы одним взмахом палочки блестеть заставил бы.

– Что, Эйб, – сказал я ему, – негусто у тебя сегодня.

Он молчал и только тряпкой о стекло скрипел.

– Да у меня тоже негусто, – продолжил я беседу. – Товар плохой пошёл. На Ноктюрн-элли одни бродяги, магазины закрыты.

Тряпка скрипеть перестала. Аберфорт заинтересовался.

– Только ногти мертвецов продают стаканами, – продолжил я, – по сиклю за стакан. Когда такое было ещё? Но мне-то они на что? Я с этой магией не связываюсь.

Тряпка заскрипела снова. Видать, ногти мертвецов Аберфорту были без надобности, а если и нужны – их бесплатно сколько угодно в наши-то времена достать можно. Дверь хлопнула, как раз когда я о мертвецах думал. Я глянул – не мои ли ребята пришли, но это был кое-кто другой. Сириус Блэк. Я с ним полгода назад случайно познакомился и запомнил: кто такого не запомнит? Выглядел он, как и прочие в то время: бледный, мрачный, глаза нехорошо блестят. С виду и не скажешь, что двадцать лет всего. В глаза заглянуть – так все пятьдесят дашь.

– Эйб, – услышал я его голос, – огневиски есть?

– Есть. Только ты не платишь никогда.

– Не плачу, – подтвердил Блэк. – Тебе стакана огневиски для меня жалко? Какая погода на дворе, Аберфорт. Все должны радоваться.

Тут он заметил меня.

– Флетчер, – сказал он. – Добрый день. Не угостишь меня огневиски? У тебя-то деньги есть. У таких шакалов, как ты, всегда мелочь водится.

– Нет у меня никакой мелочи, – возмутился я. Не тому, что он меня шакалом назвал, а тому, что он высокомерно говорил со мной. С чего бы ему нос задирать?

– Хватит врать, – усмехнулся он, – давай-ка выпьем.

– Не на что мне выпивкой тебя угощать, – повторил я. – Вон, и Эйбу я говорю: товар плохой пошёл, а когда товар плохой, кто его купит? У самого уже три дня ни капли во рту не было.

– А где хороший берут? – прищурился Блэк.

Так я ему и скажу. Но отвечать что-то надо было. Я и ответил:

– В домах вроде твоего.

– В домах, – Блэк покачал головой, – вроде того, где живёт моя бывшая семейка. А хочешь, поищем там? Вдруг найдёшь хороший товар, продашь его и выпивкой меня угостишь?

Я тогда решил, что он спятил. И не очень-то ошибся, если по правде говорить, но мысли такие при себе держать лучше.

– Мне жить не надоело. Знаю я, сколько охранных заклинаний на твоём доме висит.

– Мне тоже, Флетчер, поверь. И я очень хорошо знаю, какие именно это заклинания. И как их снимать. Ты в деле?

– Если запахнет жареным, я сбегу, – предупредил я. В герои, как я уже говорил, я лезть не собирался. И ломать шею ради выгоды тоже, кстати.

– Идёт, – согласился он. – Только запомни: это дом моей бывшей семейки, а не мой. И потом с тебя выпивка.

Что меня тогда заставило согласиться, тролль разберёт. Конечно, у Блэков дома полно старинного барахла, может даже больше, чем у Малфоев, хотя тут бы я голову на отсечение давать не стал – Малфои те ещё любители реликвиями трясти. Конечно, лезть в дом к Блэкам с одним из Блэков, да ещё и с озлобленным на семейку – это полдела, считай, сделаны. Он-то точно все входы-выходы знает. Но бывает так, что дурные предчувствия сильней разумных доводов. Вот точно как сейчас. Это интуиция вроде как, а интуиции я верю – спасала не раз. Но я посмотрел на глядевшего в окно Блэка, поднялся из-за стола и махнул Аберфорту в знак прощания. Аберфорт меня не заметил, увлечённый своими грязными стаканами, но это всё равно. А потом мы с Блэком вышли из «Кабаньей головы».

– Добро пожаловать, – сказал Сириус Блэк, когда мы, хорошенько спрятавшись под дезиллюминационными чарами, аппарировали на Гримолд-плейс.

Мне нравится аппарировать. Это, кажется, единственное, что я хорошо умею делать. Щёлк – и ты уже свалил прочь от опасности, от врагов, от неприятностей, да хотя бы просто от разгневанной Арабеллы Фигг, которая грозит свернуть тебе шею за то, что ты тайком пролез в её дом, когда на улице был ливень. Промок я тогда до трусов, но зато скалка до меня не долетела.

Я и глазом моргнуть не успел, как Блэк уже перешёл улицу и стоял перед дверью дома номер 12.

– Магглы его не видят, – сообщил он. – Необходимая предосторожность, но нас она не задержит. Что ещё? Папаша сделал дом ненаносимым. Но мы и без карт знаем, где он, так что и это мимо. Окна защищены сигнальными чарами. Попытаемся разбить или открыть снаружи, не назвав пароля, – воя на всю улицу будет. На двери в подвал лабиринтные чары. Там всегда открыто, но если зайдёт чужой, потеряется навсегда. Что ещё? Отражающие заклинания такие, что дом осаду выдержать может, но мы не собираемся кидаться заклинаниями…

Я слушал внимательно, думая, что это он мне рассказывает, чтоб я каких глупостей не наделал, когда мы полезем внутрь. Но на последних его словах я понял, что говорил это всё Сириус себе. Вот поэтому я и не большой любитель с чистокровными общаться – кто разберёт, что у них в головах творится?

– Итак, Флетчер…

– Меня никто Флетчером не называет, – сказал я, – только Дангом.

– Или ворюгой, – усмехнулся Сириус. В первый раз, кажется, от его усмешки у меня мороз по коже не пошёл.

– Это реже, – засмеялся я. – Но тоже бывает. Но с кем не бывает-то? Так какой план, Блэк?

– Меня только враги называют Блэком, – сказал он. – Можешь называть меня Бродягой.

– Дурацкая кличка, Блэк, – честно сообщил я. – Какой у нас план? Залезем в окно?

– Нет. В подвал. Пароль они могли поменять, но подвал впустит любого Блэка. Там по дверному косяку заклинания кровью дедули Финеаса написаны. А кровь… – он запнулся и, помрачнев, быстро договорил: – В общем, папаша пытался изменить это, чтоб кузина сюда не лазила, но не вышло. Кровь никак не изменишь.

– Кузина?

Но он моего вопроса и не заметил будто.

– Идём, Данг, нас ждёт богатый улов.

2.

Из подвала тянуло сыростью и гнилью, словно там трупы хранили. А может, и хранили. Кто эти древние семейства разберёт? Если у них подвалы так заколдованы, что если кто туда нос сунет, то больше и не высунет, то кто-то там и остался. Зашёл, заблудился, да и помер прямо там, среди этой черноты. Он этих мыслей мне стало как-то нехорошо, захотелось даже дёру дать, сказав Блэку, что не очень-то меня его товар интересует. А Блэк это, видать, заметил:

– Что, жуть берёт? Меня тоже каждый раз. Хотел бы я знать, где старикан вычитал, как такое создать можно.

– Чёрная магия наверняка, – пробормотал я, лишь бы что-то сказать, потому что молчать на пороге этого жуткого подвала было невыносимо.

– Чёрная, – кивнул Блэк. – Идём внутрь. Пока я с тобой, там не опасно.

Я хорошо запомнил эту нашу первую вылазку. Страшно было до одури, а кому не было бы? Чернющий, пропахший гнилью подвал – и темнота как будто жрёт свет от Люмоса, мерзкий запах, сырость, гулкое эхо от стен. И смутный силуэт Блэка где-то справа. Я уже начал думать, что всё, отгулял своё Данг Флетчер, суждено ему помереть в подвале Блэков вместе с одним из Блэков. Сомнительная честь оказаться в такой могиле, прямо скажу.

– Мы должны, – отвлёк меня от загробных мыслей голос Блэка, – дойти до правой стены, там будет дверь и лестница в дом. Где же… где же… а! Данг, давай сюда.

Раздался щелчок, и я увидел тонкую вертикальную полоску света. Кажется, выдохнул я, Данг Флетчер ещё своего не отгулял.

– Скорей, – нетерпеливо подозвал меня Блэк, но скорей не получалось: хоть он и открыл дверь, в подвале-то всё рано черным-черно было. Кое-как я доковылял до него и вцепился ему в плечо, потому что меня сильно затошнило. Я не слабак и избавляться от вчерашнего завтрака не собирался, но кого угодно затошнит, когда как будто по пропасти идёшь и не видно, куда ступать.

– Эй, полегче, – пробормотал Блэк. – Коридор пустой. Нам нужно пробраться в матушкину комнату… лишь бы Кричер нас не увидел.

– Кричер?

– Эльф. Мамаша почти глухая, но он-то слышит отлично. И орёт потом громко. И побить может, – Блэк криво усмехнулся, и мне очень не понравилась его усмешка. – И я ему очень не нравлюсь.

«Отлично, – подумал я, – у них есть ненормальный домашний эльф, да и сам Блэк в недостаточно здравом уме, как мне кажется». И пока мы пробирались по коридору и поднимались по лестнице, надеясь, что ни одна ступенька не скрипнет, я соображал, наложены ли на дом антиаппарационные чары и проклинал собственную жадность и доверчивость, из-за которых потащился за Блэком.

Но нас не поймали. Тогда, признаться, я подумал, что это вроде везения или справедливости. Антиаппарационные чары я перестал клясть, когда мы остановились у двери. Со страху я даже по сторонам не глядел, но тут-то! Хотел бы я, чтоб в моём доме были такие двери. Из толстенного дуба, украшенные резьбой, да ещё и с золочёными ручками.

– Там никого нет, – прошептал Сириус, глядя в замочную скважину. – Мамаша, наверное, в гостиной сидит и Кричеру в его тряпки рыдает.

Мы зашли в комнату миссис Блэк. В спальню, между прочим. Я хоть и подворовываю, хоть и мошенник вроде как, но мне на пару мгновений стало не по себе. Среди бела дня явились в чужой – вот и Блэк от него отвернулся! – дом, зашли в комнату пожилой женщины… ох и поколотила бы меня Арабелла Фигг за такое! Хорошо, она не знает.

Комната оказалась такой, как обычно себе и представляют спальни старых перечниц. Куча хлама, много пыли, огромная кровать, уродливый комод. Вот только хлам этот принадлежал Блэкам, а значит, кое-что стоило столько, что Данг Флетчер мог бы потом полгода безбедно жить. Хотя это, конечно, только в прежние деньки. Сейчас-то попробуй покупателя найти для начала.

– Ну что ты стоишь, Данг, выбирай!

Я присмотрелся. Глаз у меня был намётанный, и я сразу понял, что было самым дорогим во всей комнате. На комоде стояли пустые флаконы из-под духов. Три. Я даже присвистнул от удивления, и вот почему. Наши ребята такие, бывало, продавали, когда умудрялись добыть. Флаконы, то есть. Они так заколдованы, что налей туда любую жидкость, она в духи и превратится, в те, которые в нём когда-то были. Таких флаконов всего около трёх сотен во всём мире, и лет им уже порядочно: какой-то гений изобрёл веке эдак в пятнадцатом, а потом гения парфюмеры угробили. Сложная история, в общем. Главное тут, что флаконы-то уцелели и почти все в Британии оказались. А теперь ещё и у меня в руках. Сейчас, конечно, война, но некоторым и война не помеха, чтоб на ерунду денежки спускать. Да и безопасно! Это не чёрная магия, за неё меня не поймают и в Азкабан не отошлют.

Я посмотрел на Блэка. Тот снова усмехнулся своей ненормальной усмешкой. Он как будто знал, на что я в этой комнате глаз положу. Хотя наргл разберёт, может и знал.

Я сгрёб флаконы с комода и рассовал по карманам.

– А теперь? В окно?

– Попробуем.

Он подошёл к окну, раздвинул шторы и легко щёлкнул по стеклу. Я ждал уже, что раздастся вой какой-нибудь или бабахнет что, но ничего не произошло.

– Отлично, – сказал Блэк, распахнув окно, – ничего не меняется. Из окон могут выпрыгивать все желающие. Идём, там внизу кусты – на них прыгать не опасно.

– Прыгать? – Тут мне сделалось не по себе. Прыгать! Этаж тут не первый, а ну разобьюсь! Я-то думал, что, может, по плющу вниз сползём. Я подошёл и глянул вниз. Кусты там в самом деле были густые. Может, и прав Блэк: шеи не переломаем. Но я колебался.

– Данг! – громко зашептал Блэк, уже сидевший на подоконнике. – Как будто ты никогда…

Договорить он не успел: дверь распахнулась, и на пороге я увидел домовика, уродливей которого ещё поискать было, хотя они вообще-то все не красавцы.

– Сириусу нельзя здесь быть, – забубнил домовик. – Нельзя Сириусу здесь быть. Сириус знает это? Он разбил сердце хозяйки. Это он тоже знает. Хозяйка…

Я перевёл взгляд на Блэка. Вы бы видели его! Он и так-то бледный, но сейчас стал как привидение какое! Да ещё замер так, словно эльф на него заклятие какое наложил.

– Вали отсюда, Кричер, – прошептал Блэк. – Или хозяйке пожалуйся. Давай, иди! Жалуйся!

– Хозяйка… – повторил Кричер. – Хозяйка…

Чувствительностью я не отличаюсь. Арабелла Фигг даже говорит, что я вроде бревна по чувствительности; особенно часто она это говорит, когда я кошаков её с дивана спихиваю, чтоб сесть туда. Но тут даже я заметил, что эльф этот будто плакать собрался: уши дрожали, нос сморщился, в глазах слёзы собрались – а глаза такого размера, что и слёз-то очень порядочно получилось. Я в их семейные дела лезть не собирался, но тут спросил:

– Что с хозяйкой?

Эльф на меня даже не посмотрел и пробубнил:

– Вонючка что-то спросил. Кричер не говорит с вонючими ворами.

– А сам-то ты, конечно, благоухаешь! – усмехнулся Блэк. – Идём, Данг, нечего тут время тратить. И он спрыгнул за окно. Эльф дёрнул ушами и жалобно всхлипнул. А через секунду я услышал треск и крик: – Данг! Поторопись!

И я прыгнул следом.

3.

На следующий день я умудрился сбыть один из флаконов, причем не абы кому, а Марчу Мейплу, парфюмеру с Диагон-элли. Парень он хороший, но медлительный до жути. Провёл я у него всё утро, думал – сдохну от вони, которая в его лавке стояла. Честное слово, против такой сладкой дряни даже гниль в блэковском подвале выигрывает. Мейпл долго носом крутил, перебирал товар, торговался, но вынужден был заплатить мне столько, сколько я просил.

– Но смотри! Узнаю, что краденый, – предупредил он меня, когда, наконец, дописал что-то в толстенную тетрадь, – покрывать тебя не буду.

– Не узнаешь, – сказал я, напустив в голос уверенности. В таких делах уверенность поважней остального будет.

На столе у Мейпла я заметил утренний «Пророк».

– Можно гляну?

– Хоть с собой забирай, – махнул он рукой. – Только про убийства и пишут.

Поесть я решил у Аберфорта, но для начала внимательно изучил газету. Хотел убедиться, что флаконов никто не хватился. Но «Пророк» ни слова об ограблении Блэков не писал. Сейчас война, и темы у них были поинтересней. Как всегда: того убили, этот пропал без вести, те скрываются от авроров. Ничего нового. Я хотел уже выбросить её и приступать к долгожданному завтраку, но тут кое-что привлекло моё внимание. Заголовок: «Мадам Блэк тяжело болеет», а дальше строчек пятнадцать про слабое здоровье миссис Блэк.

«Мамаша Сириуса? – подумал я. – Вот чего этот эльф так вчера расстроен был».

Долго об этом я, конечно, не думал. Какое мне, честно сказать, дело до этих Блэков?

Через пару дней от Мейпла пришла сова с благодарностями и уверениями, что если у меня ещё флакон-другой найдётся, то он, Мейпл, его у меня с удовольствием выкупит по уговорённой цене. Но продавать остальное я не торопился. Денег мне Мейпл заплатил достаточно, чтоб какое-то время дела вообще подзабросить. И разок угостить Сириуса Блэка выпивкой. Но для этого мне нужна была сова.

Совы, конечно, у меня не было, откуда ей у меня взяться-то? К Арабелле Фигг не обратишься – откуда у сквиба сова? У приятелей их просто не допросишься – вроде как вору у вора воровать не к лицу, но кто ж знает, верно? Не доверяют они мне, а я им в таких делах тоже не очень-то верю. То есть они-то мне по делу не верят – не место здесь рассказывать, но как-то с помощью пары чужих сов я очень неплохое дельце провернул, и отвечать потом не мне пришлось, а хозяевам сов. В конце концов, пошёл я к Аберфорту. Он меня недолюбливает, но вы мне покажите, кто ему вообще нравится!

– Эйб, мне записку послать нужно, – не стал тянуть я.

Он ничего не ответил и продолжил полировать стойку, но посмотрел вроде как внимательней.

– У тебя ж есть сова? Я пару слов черкну, пусть отнесёт, а? Эйб, я обещал.

– Кому?

– Блэку. Он помог мне кое в чём. Отблагодарить хочу.

На следующий день мы с Блэком встретились в «Кабаньей голове». Выглядел он ничуть не веселей, чем на прошлой встрече: опять бледный, снулый какой-то, только глаза блестят как от лихорадки. Я тогда ещё подумал: война войной, но как-то слишком это. Я попросил Аберфорта принести огневиски, раскурил трубку и спросил Блэка:

– Как жизнь, Блэк?

– Скучно, Флетчер, – бросил он, щурясь от дыма моей трубки.

– Скучно? – переспросил я. – Тебе-то?

– Мне.

– Ты ж вроде герой, а, Блэк? Разве героям скучно бывает?

И вот хотите – верьте, хотите – нет, но я затылком ощутил, как Аберфорт в нашу сторону уставился. Как будто я что-то важное сказал. Или как будто Блэк что-то важное мог ответить.

– Бывает. А ты, кстати, в герои не хочешь?

Я затряс головой быстрей, чем он договорил.

– Нет уж, Блэк, в герои я не хочу.

– А подзаработать?

От таких слов не отмахиваются, особенно когда не хотят через пару-тройку недель снова одни деревянные пирожки Арабеллы Фигг жевать. Пришлось переспрашивать да подробности выяснять, а Блэк только того и ждал, похоже. Очень охотно он принялся мне рассказывать, как узнал буквально накануне, как можно к Малфоям в дом пролезть так, чтоб никто не заметил.

– К Малфоям? – не поверил я. – Пытался я как-то. Лез через их забор часа три, да так до верха забора и не добрался.

Блэк заржал. Хотя с таким смехом, как у него, «залаял» больше подходит.

– Не ты первый. Мне рассказывали, как один умник сутки по забору лазил! Я знаю способ получше.

Хотите – верьте, хотите – нет, но, поговорив с Блэком немного, я согласился. Дело не в геройстве, конечно, а в прибыли. К Малфоям в дом кто угодно забраться захочет. У них, говорят, в каждом углу по ценному волшебному предмету найти можно.

4.

Блэк раздобыл где-то целых две мантии-невидимки. В той, которую он мне отдал, правда, дыра обнаружилась, латать её пришлось, но такое уж моё счастье. Мы пошатались вокруг дома Малфоев немного, вдоль того самого забора, а потом Блэк тихо свистнул, привлекая моё внимание.

– Слушай внимательно. У них сегодня приём, в доме полно народа, а потому с ограды специальную защиту сняли, но перелезать всё же не надо. Пройдём с кем-нибудь из гостей. Только учти, у них домовик не такой болван, как у нас. Стоять и пялиться на нас не станет, сразу хозяев позовёт.

– А ты бывал у них?

– Давно бывал, но расположение комнат помню хорошо.

– В гостях?

Блэк не ответил, только нахмурился, а я выспрашивать бросил.

Пристроиться к парочке расфуфыренных гостей и проскользнуть за ворота оказалось проще, чем шагать сквозь кромешную темноту в вонючем подвале, и не так страшно. Я быстро отскочил в сторону, чтоб пропустить Блэка. Через пару мгновений я почувствовал, как кто-то дергает мою мантию-невидимку. Два раза. Мы с Блэком условились, что два раза будут значить «идём».

И мы пошли к дому. Я успел разглядеть, что свет там горел только на первом этаже, что народу в доме наверняка целая толпа была, что если придётся прыгать в окно, то так легко, как у Блэков, мы не отделаемся. Но, поверите ли, вместо страха во мне проснулся азарт. Слабенький такой, но азарт. Ненадолго, правда. Когда мы уже подошли к дому и Блэк, высунувшись из мантии, попытался заглянуть в одно из окон, вдруг раздался вопль, от которого у меня чуть сердце не выскочило. Неужели охранные чары сработали? Зачем только Блэк в окно пялился?! Не мог поосторожней?..

«Аппарировать… сейчас…», – успел подумать я, но вдруг услышал сдавленный хохот Блэка.

– Данг! Ты словно… – запинаясь от смеха, прошептал он, и указал куда-то мне за спину, – дементора увидел!

Я обернулся: по аккуратному газону, переваливаясь, шёл павлин. Белый павлин. Переваливаясь, он шёл по газону. Проклятая птица! Чтоб меня кентавр затоптал, но глупей я себя в жизни не чувствовал.

– Да ты и в самом деле не смельчак, Данг, – отсмеявшись, сообщил мне Блэк.

– Помолчи, – отмахнулся я, заглядывая в окно. Впрочем, ничего я там не увидел, кроме кучки нарядных дамочек, рассевшихся на диване.

– Данг, иди за мной.

Я так и не понял, зачем мы блуждали вокруг малфоевского дома. Блэк время от времени заглядывал в те окна, которые не были зашторены, что-то там высматривал. Я кутался в мантию-невидимку и плёлся за ним, иногда поглядывая на то тут, то там мелькавшего павлина.

Наконец мы остановились. Блэк тихо стукнул в окно.

– Ты спятил? – прошептал я из-под мантии-невидимки. – Кому стучишь?

– Кузине, – ухмыльнулся Блэк. Признаться, его голова, торчащая из мантии-невидимки, выглядела жутко.

– Какой ещё…

Договорить я не успел: окно распахнулось. Оттуда высунулась какая-то дамочка. Незнакомая вроде, но у меня сразу же возникло чувство, что где-то я её видел. Не красотка, но такие лица запоминаются, вот и я точно запомнил, понять бы, где и когда. Заметив Блэка – верней, голову Блэка, повисшую в воздухе, – она ухмыльнулась и дёрнула его за нос. Он усмехнулся в ответ.

– Зачем ты сюда явился?

– Вспомнил, что ты каждое пятнадцатое число с Цисси встречаешься, вот решил тоже заглянуть.

Она помрачнела.

– Ты спятил? Сириус, ты как ребёнок… Мог бы написать мне! Мы бы встретились где-нибудь… где не так опасно.

– Скучно, – ответил он.

– Ты сюда со скуки явился? – сверкнула глазами она. – Тогда…

И тут у меня в голове словно щёлкнуло что-то! Стало страшней, чем с павлином. А кому не стало бы? Стоим под окном дома Люциуса Мафлоя, в доме полно народа, Блэк болтает, никуда не торопится и вообще, кажется, забыл обо мне… да ещё мне в тот момент показалось, что я вспомнил, где видел собеседницу Блэка! Потом, позже, я понял, что ошибся, но сходство было таким, что и вы бы спутали! И у страха-то глаза велики, а мне показалось, что эта кузина Блэка – одно лицо с Беллатрикс Лестрейндж, о которой ничего хорошего сказать нельзя было!

И тогда я аппарировал.

5.

Мне повезло: во дворе Малфоев никаких антиаппарационных чар не было. Вот одному моему приятелю как-то повезло меньше: пролез он во двор одного дома, не скажу, к кому, стянуть кое-что ценное из сарая, а тут хозяин выскочил. Приятель мой аппарировал, а оказалось, что хозяин использовал какие-то хитрые чары и каждый, аппарировавший со двора, попадал прямо в подвал дома. А оттуда – куда служители магического правопорядка решат.

И, признаться, едва я очутился в Ноктюрн-элли, как пожалел. Просто в то же мгновение пожалел, как мне в нос ударила обычная для этого переулка вонь.

«Сглупил ты, Данг, – сказал я себе. – Всё равно что продал за кнат товара на галлеон, вот как сглупил».

Я бродил по Ноктюрн-элли, ругая себя на чём свет стоит, но дороги назад не было. И ведь не вернёшься уже! А хуже всего то, что жалел я не об упущенной выгоде – будет ещё у меня товар, да и флаконы я не все продал. Жалел я о том, что Блэк теперь убедился: я трус. Тут и сомневаться нечего – я бросил его в опасном месте, даже не предупредив. Блэк теперь ко мне и близко не подойдёт.

Я не любопытный, в герои не лезу и опасность не люблю, это вам всякий скажет. Хотя бы у Арабеллы Фигг спросите. Но что-то было в этих двух вылазках с Блэком, что-то… я долго слонялся по Ноктюрн-элли, пытаясь понять, что именно, а потом понял. Когда на улице живёшь – осторожничаешь, ведь за любой неверный шаг прилететь может. Поэтому не слишком знаешь, как это – когда можно не бояться наказания. Было в этих вылазках что-то вроде… свободы. Когда я на следующий вечер это Арабелле Фигг рассказал, она заявила, что это сложно для моих мозгов, и всучила пирожок, такой жёсткий, что я чуть зубы не сломал, когда попытался откусить. Прожевав, я растолковал ей свою мысль:

– Это вроде как игра для Блэка. За нее никто не накажет.

– Не мели ерунды, Мандангас!

– Не мелю, – возмутился я. – Говорю, что видел: Блэк не думает, что дальше будет. Делает, что в голову взбредёт.

– Сириус Блэк – хороший парень! Не делай из него психа или недоразвитого.

– А я не делаю! Что видел, то говорю. Он к Малфоям пролез. И знаешь, с кем там говорил?..

Она мне, конечно, не поверила и из дома прогнала. Я даже чай не допил. Пришлось аппарировать в Хогсмид. Я там, вообще-то, ночую обычно, когда негде больше. На заднем дворе «Кабаньей головы» сарай есть, Аберфорт там раньше коз своих держал, но потом построил для них новый сарай, в старом позволил мне спать. Аберфорт даже солому там подновлял иногда, заботливый какой.

Но в этот раз Аберфорт, оказалось, совсем не рад был меня видеть. Обычно он молчаливый, но тут, не успел я и оглядеться после аппарации, как услышал голос Аберфорта. Голос этот и слова мне не понравились:

– Что за гнусные слухи ты распускаешь, Флетчер?

– Флетчером меня только вр…

– Не трепись, а отвечай на вопрос. Где это ты видел, чтоб Сириус Блэк с Беллатрикс Лестрейндж якшался?

– Эйб, Эйб, ты о чём?

– Отвечай на вопрос, – повторил Аберфорт, поднимая палочку. Это мне совсем не понравилось. Аберфорта только дураки за дурака или слабака держат, а я не то и не другое. И я снова аппарировал. Который раз за день уже! От такого кого угодно тошнить начнёт! Дело-то не самое приятное.

Три дня после я слонялся без дела по Диагон-элли, извёл весь свой табак, спал в бывшей книжной лавочке Дока Флиттера. Док был неплохим парнем, выпивкой меня угощал иногда, но месяца три назад пропал, а потом выяснилось, что теперь он с оборотнями бегает, ничего не поделаешь. Но он сам виноват, хочу сказать вам. Сам с оборотнями связался.

Арабелла Фигг отказалась угощать меня своими пирожками, к Аберфорту я решил пока не соваться, но кое-какая мелочь у меня в карманах водилась, и я не жаловался. Я думал: не написать ли Блэку? Но решил, что он мне ещё меньше, чем Аберфорт, обрадуется.

6.

– Данг? – раздалось у меня над ухом, когда как-то утром я сидел в «Дырявом котле». Не самое дешёвое место, но сойдёт. От неожиданности я аж подпрыгнул на месте.

– Блэк! – воскликнул я, постаравшись скрыть испуг. – Я не… ты не…

– Данг, я тебя разыскивал.

– Я не…

Он уселся напротив меня. Выглядел он не лучше, чем в прежние наши встречи, но, кажется, был рад меня видеть. Кто бы мог подумать! Блэк рад меня видеть.

– Данг, ты со своей аппарацией напугал Андромеду, знаешь?

– Кого?

– Андромеду. Мою кузину.

– Но… э-э-э… постой-ка…

Честно сказать, я растерялся. То есть это мягко сказано – «растерялся». Я почувствовал, будто у меня пол из-под стула забрали.

– Ты в следующий раз предупреждай, а? За рукав хоть меня дёрни?

– Ан… дромеду?

– Это девушка, с которой я говорил. Я хотел, чтоб она для тебя из теплицы Цисси кое-что стащила.

– Цисси?

Я бубнил, мычал и переспрашивал, но что ещё тут было делать?! «Беллатрикс Лестрейндж» оказалась кузиной Андромедой, к Малфоям меня Блэк притащил не просто так, не по дурости, а по плану. Да к тому же он сейчас сидит напротив меня – кто бы мог подумать! – и криво усмехаясь, объясняет всё это. Как будто вовсе и не зол на меня.

– Ох, Данг! Ты как с башни свалился! Цисси и Андромеда – мои родственницы. Только у Андромеды с семьёй отношения, – он прищурился, – сложные. Но иногда она к Цисси в гости заглядывает.

– А, – промычал я. – Вот оно что.

– А у Цисси есть теплица, где она разные редкости выращивает. И я подумал: а почему бы не стащить кое-что оттуда? Андромеде идея понравилась. А ты почему-то сбежал.

Объяснять я не стал: кому охота дураком казаться, да ещё трусливым? Но с удовольствием заказал ещё огневиски, себе и Блэку. И не успели мы и по глотку сделать, как он сказал:

– Мы можем снова залезть в дом моей бывшей семейки. Мамаша сейчас совсем плоха, да ещё и глухая. Даже если Кричер нас застукает, успеем сбежать.

И вот тут его тон мне не понравился. Сами судите: кто говорит о своей матери как о болотной гнили?

– Зачем тебе это, Блэк?

– Друзья меня называют Бродягой, – вместо ответа сказал он.

Когда огневиски в наших стаканах кончился, я согласился на третью вылазку, хотя и не добился от Блэка никаких объяснений. И снова предупредил, что сбегу, но пообещал дёрнуть его за рукав перед этим.

Но на следующий день Блэк почему-то пропал. Я ждал-ждал весточки от него, потому плюнул и отправился в «Кабанью голову», у Аберфорта спросить, не видел ли он где Сириуса Блэка.

– Нет, – не слишком многословно ответил он.

Что на такое скажешь? Я и не сказал ничего. И ушёл.

Прождал я неделю. Продал ещё один флакон Мейплу. Послал Блэку сову с запиской «Где ты шатаешься?» – ответа не было. Потом я провернул пару дел помельче – просто повезло, сами в руки пришли. Но всё же не оставлял мысль, что Блэк вот-вот мне напишет и мы снова отправимся в, как он выражался, «дом его бывшей семейки».

Потом я бросил ждать. Прошла одна неделя, другая, наступил октябрь и испортилась погода. Однажды я случайно – честно, случайно! – подслушал разговор Аберфорта с незнакомым линялым типом. Говорили они о Блэке. Говорили и обо мне, но это потому, что я приоделся так, чтоб Абеорфорт меня не признал. И вроде сработало. Во всяком случае, говорили они тихо, конечно, но точно обо мне!

Я уткнулся носом в стакан и навострил уши.

– …рассказывал.

– Этот болван мог просто спутать что-то.

– Болваны на улицах не задерживаются, – заметил линялый тип, что, конечно, мне было приятно слышать.

– Этому повезло, – отрезал Аберфорт.

– Но он сказал, что видел, как Сириус говорил с миссис Лестрейндж!

Аберфорт что-то промычал. Я к ним сидел спиной на всякий случай и не видел, кивнул он или покачал головой.

– Тогда его нужно найти и расспросить подробней.

«Ну уж нет, – подумал я. – Допрашивать меня никто не будет. Не на дурака напали».

И пока они не успели ничего предпринять, я вылетел из «Кабаньей головы» и аппарировал. Я ругал себя на чём свет стоит, что проболтался Абеорфорту, что Арабелле Фигг лишнего нарассказывал. Блэк, похоже, совсем пропал, и теперь за мной, как за последним его видевшим, гоняться будут!

«Нет уж, – повторял я, – не на того напали!»

До конца октября я был в бегах на всякий случай. Не так уж долго, да и мелочь в карманах у меня водилась. Но – хотите – верьте, хотите – нет – страх потихоньку забылся, зато остались воспоминания об азарте. И мысли о том, что эти флаконы были самой удачной сделкой за всю мою жизнь. И я думал: встречу Блэка снова – напомню, что он обещал мне третью вылазку в его бывший дом.

Потом война кончилась, Блэк попал в Азкабан, ну об этом все знают. А когда Тот-Кого-Нельзя-Называть вернулся, Альбус Дамблдор спросил меня, не хочу ли я в этот его Орден Феникса, который для любителей погеройствовать вроде Поттеров был создан. Я отказался, а он давить не стал, ушёл просто. И тем же вечером сова прилетела. С письмом кое от кого. Ну, с чем ещё совы летают? Я письмо прочитал и тут же черкнул Альбусу Дамблдору записку, что я согласен. Почему? Это из-за Сириуса Блэка. Это он виноват.

@темы: Аберфорт Дамблдор, Выкладка 13, Джен, Конкурсная работа, Мундунгус Флетчер, Орден Феникса, Сириус Блэк, Текст, Фик

Комментарии
2011-06-30 в 22:11 

biocell
Лучше сделать и жалеть, чем не сделать и жалеть.
Очень понравилось. Стиль замечательный. 10/10

2011-06-30 в 23:10 

troyachka
TRAVELLER IN TIME AND SPACE seeks male or female companion with good sense of humour for adventures in the Fourth and Fifth Dimensions. No experience necessary. No time wasters, no space wasters please
:hlop: Здорово! Очень понравился и стиль изложения, и история.
На комоде стояли пустые флаконы из-под духов. Три. Я даже присвистнул от удивления, и вот почему. Наши ребята такие, бывало, продавали, когда умудрялись добыть. Флаконы, то есть. Они так заколдованы, что налей туда любую жидкость, она в духи и превратится, в те, которые в нём когда-то были.
*шепотом* Я, как парфуманьяк, тоже бы спионерила такой флакон, только для себя.:alles:

2011-06-30 в 23:30 

СЮРприз*
«Не ведьма, а еще хуже» (с)
Понравилось. Оригинальный взгляд на причины вступления Данга в ОФ

10/10

2011-07-01 в 14:51 

Incognit_A
верховный аллюзионист
Блэк-воришка. Неожиданно. :laugh:
10/10

2011-07-01 в 17:33 

Улауг
Никто не может грустить, когда у него есть воздушный шарик. © Винни Пух
Ух ты! интересно! Но стиль речи как-то сильно меняется от абзаца к абзацу. 8/9

2011-07-03 в 01:16 

Гиллуин
Раскрытие темы - 7
Общее впечатление - 10

2011-07-03 в 17:40 

zlimp
На АБ kozyabozya с 12.12.2007
9/10

2011-07-04 в 01:15 

Rendomski
Мастер трансфиругации (C).
Очень удачный перевёртыш! Меня автор, во всяком случае, долго водил за нос: всё ожидала, что Мандангус окажется плохим парнем, а тут Сириус куролесил. Мне лично, признаюсь, такая трактовка Сириуса неприятна, но не могу не согласиться, что он и в каноне – не самая приятная личность и даже в глазах Гарри со временем теряет флёр рыцаря без страха и упрёка. Данг отличный: простой себе жулик, который и к ОФ присоединяется без лишнего пафоса или покаяния, - то что-то хорошее сделал, то, не подумав, добавил лишнее подозрение в отношении Сириуса. Но в целом: просто «Вините во всём Сириуса Блэка».
Игра с кузинами тоже удалась на славу. И мелочи, как же я люблю всякие мелочи, вроде ногтей мертвецов, которые теперь и бесплатно можно достать, или «парфюмерных» флаконов.
10
9

2011-07-07 в 19:28 

void_tramp
По-моему, это прекрасно )
10/10

2011-07-07 в 21:56 

<Ammy>
Живет в сказке
5/7

2011-07-09 в 22:35 

Mila Badger
9/8

2011-07-13 в 08:13 

a-s-k-a
Очень хороший рассказ, интересный, читается легко. Показался немного шаблонным стиль речи Данга. Я читала много рассказов с таким стилем речи от подобных персонажей. И еще, по моему сугубо личному скромному мнению, Сириус не стал бы помогать воровать.
По сравнению с парным фиком про Соль - тот фик мне понравился больше, потому что персонажи описаны очень психологично, глубоко и неоднозначно. Но фик про Флетчера тоже очень достойный. Поэтому разница в 1 балл: 10/9

2011-07-16 в 21:39 

T. M. Riddle
'Owl,' said Rabbit shortly, 'you and I have brains. The others have fluff.'
Здорово, понравилось. 10/10.

2011-07-21 в 11:26 

Ze11er
Бредоmaker.
Очень здорово, спасибо за фик.
Только вот остался вопрос: я правильно поняла, что Флетчер вступил в Орден ради того ощущения, которое ему давали вылазки с Сириусом?
10/9.

2011-07-24 в 04:23 

Summer88
10/7
Очень понравилось, как написано, и Флетчер такой чудесный)
Не самый популярный герой, но уже третий фик, который про него читаю и мне нравится.
А Блэк не понравился. И причины вступления в Орден не очень убедительными показались.
читать дальше

2011-07-25 в 22:28 

КП
Во всём виновата
10/8

2011-07-29 в 16:46 

Луче Чучхе
...
Небольшой почти оффтоп. ))) Уважаемый автор, ваш фик вызвал у меня нечасто появляющееся желание воскликнуть "да нет же, все было совсем не так!" :laugh: Понятия не имела, что такое желание может у меня возникнуть в связи с образом Мандангуса Флетчера, который еще недавно нисколько меня не интересовал.
Я понимаю, что в это может быть не очень легко поверить, но написанное выше является комплиментом. )))
Теперь к оценкам.
9/8
По раскрытию темы - вот не хватило мне "... и все равно остается плохим парнем". Т. е. сложно, конечно, заподозрить, что Данг превратится вдруг в "хорошего парня", да и автор ничем даже и не намекает на это, и как раз _подразумевает_ полное раскрытие темы, но...
По общему впечатлению. Боюсь, в мотивы Данга я поверить так и не смогла. ((( Не вписались они в образ.
Тут выше, в комментариях, кстати, о Сириусе писали. ))) Так вот у меня было стойкое ощущение, что он не просто развлекался, было у него что-то интересное задумано, не подразумевающее только лишь воровство, да вот Данг своим исчезновением подпортил ему какой-то от всех тщательно скрываемый план. Ну вот как-то так он мне больше на самого себя похож. ))) Хотя, думаю, это мне всего лишь мерещится.

2011-07-29 в 20:37 

Натэль
Но я по натуре — оптимист. Оптимист мрачного склада, по принципу «сейчас хорошо, потому что потом будет хуже».©
10/8

2011-07-29 в 22:07 

Heldis
Маленькая белокурая девочка с карими глазами из-за кустов (с) дайри-прода
9/9

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Битва за Англию

главная